Станотайна

Музыка: There Is A God In You

Он задержал дыхание, у него было столько слов и вопросов, которые сталкивались внутри друг с другом, их нужно было выплеснуть единым махом, пока они не вернулись обратно в подземелье.
– Они меня ненавидят!
– Это чтобы принудить тебя быть более возвышенным, сильным, – отрезала она.
Она могла быть настолько же резкой, насколько она была доброй.
– Мать, я бы хотел...
Это слово было наполнено невыразимыми вещами, – как будто все эти часы и молчаливые дни, когда он слушал шумы леса, сложились для него, Гринго, в звуки музыки.
– Мать, мы уже давным-давно здесь, чтобы слушать сверчков, водопад, красных обезьян в ночи. Слушать… что? Деревья тоже уже давным-давно слушают: дождь, суи-манга, крики маленького тимаму. Что же это такое, чему мы внимаем, что есть там, в глубине, после тишины, что идет издалека-издалека, быть может, с заснеженных гор, вон там? Как если бы это имело отклик далеко-далеко, без шума, без слов. И это нечто пылает внутри. Я все время хотел идти, уйти, как будто бы я должен был найти… что? То, что остаётся на границе тишины тогда, когда сверчки замолкали – а это продолжается; то, что остается на исходе дождя, тогда, когда дождь заглох в листьях – а это продолжается; то, что остается после красных обезьян, когда они ушли в ночь – а это продолжается; Мать; это – как будто ничего не было! Это там, там, где этого ещё не было. И если я иду, то это есть ещё и после ходьбы. На Западе – это деревья и деревья; на Юге, на Севере, везде существуют сверчки и ещё сверчки, сути-манга, жакаре  – это после, ты понимаешь? А что же в конце? Бальса, сипо, амаранты  – они растут и растут, они всегда будут деревьями… Это глупо. Мать! И потом, я, Гринго, я всегда буду Гринго: солёная пиракуру и маниоковая мука, маниоковая мука и солёная пиракуру, а затем меня сожрут, и опять, потом здесь будут другие Гринго, всегда, всегда Гринго, и я опять буду слушать то, что приходит после тишины, после сверчков, после красных обезьян и дождя, и ещё дождя. О! Мать, скажи мне, что существует после, скажи мне! Есть ли что-нибудь после, или всё это будет извечным животрепещущим вопросом?
Он говорил, и спускалась тишина, чудесно исполненная бессмертным маленьким водопадом, который исполняет и будут исполнять свою партию ещё тогда, когда ни одного из этих Гринго здесь не будет, и тогда, когда там будут другие Гринго, такие же: один человек – это миллионы людей, как амаранты в начале веков, из века в век, вплоть до дня, когда планета рассеет своё бремя человечества и скорби, и начнётся опять… одна Атлантида, две Атлантиды – маленький красный попугай, ласточка и ещё обычный человек со своими вопросами на той же поляне, где в совершенстве исполняет свою мелодию прелестный водопад.
– О, малыш!...
Она опустила ладони на колени, закрыла глаза. Она была окутана белым светом и улыбкой. Можно было подумать, что Мать всех времен склонилась над своими детьми.
– Я долго ждала тебя, тебя, который горячо болеет за судьбу Земли. Я тебя ждала. Я Старейшая Мать всех времён, я ждала не на одной единственной поляне. Меня сжигали, не единожды погребали, я страдала, искала не в одном человеке; меня убивали, обожали, ненавидели бесчисленное множество раз, я уходила, удалялась вместе с мудростью, с мудростью, которая не изменяется ни на йоту, с тайнами и чудесами, идущими из глубины вод...
Дождь возобновился, плотный, тёплый, как бесконечное журчание. Маленькие алмазные капли стекали по её волосам, затянутым в узел на затылке. Она походила на статую нежного света, склонившуюся в улыбке.
– Но моя тайна заключается не в каком-то чуде, не в каком-то волшебном порошке или какой-то мудрости – моя тайна заключена в твоём вопросе, малыш.
И она раскрыла ладони, лежащие на коленях:
– Я ждала твоего вопроса от целой череды маленьких Гринго – ведь нужно много времени, чтобы разгорелся костер, ведь нужна мука и мука… Они меня почитали, они меня засыпали своими гирляндами из нежного жасмина и своими молитвами о маленьких благословениях и сомнительных побед – много пиракуру, много маниоковой муки и прелестных малюток… с прелестными мечтаниями о дремотных необъятностях. Но малыш, кто смог бы пылать достаточно долго для того, чтобы сорвать покровы с Тайны: пылать ни за что, пылать во время ходьбы и в тишине, пылать шаг за шагом и день за днем, чтобы заставить созреть этот единственный на Земле вопрос и взломать ограниченность восприятия обычного человека.
– Скажи мне, открой мне Тайну!
Она широко раскрыла глаза, подобные алмазным дверям на фоне голубого озера.
– Тайну не открывают, ею становятся.
– Скажи мне, я больше не могу!
– Смотри долго на дождь: стань дождём. Смотри долго на птицу: стань птицей. Смотри долго в ничто, которое там, за тишиной: стань этим ничто, которое в конце всего. В конце всего…
– Мать, у меня болит сердце.
– Малыш, ты мой, и я перенесу тебя на свою новую Землю.
– Но это далеко!
– Это не дольше одной секунды.
Итак, Гринго взял эту руку с тоненькими аметистовыми жилками, которая казалась такой белой.
– Я тебя не покину.
– Нет, ты меня не покинешь. Никогда. Чтобы ни случилось здесь или там, с моей рукой или без этой руки, которую ты держишь, я тебя введу в мою живую Тайну, в конец стрекотания сверчков и криков красных обезьян, в конец обычного человека, туда, где начинается человек после человека. Я сказала.
Она поднялась. Она была высокой и стройной, в белом. Её огромные глаза были распахнуты, как врата света. Дыхание ветра пронеслось над поляной. Маленькая капля, сверкала на носу Гринго. Это было сто миллионов лет назад за завесой из деревьев и дождя. Это было, как одна секунда, которая блистала, которая ещё блистает в каждом обычном человеке, жаждущем Тайны.
Кому нужна, кому нужна эта Тайна?
– Я тебя ещё увижу?
– Каждый раз, как ты сделаешь шаг вперёд.

«Гринго» Сатпрем

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Голос Пустыни
Голос Пустыни
сейчас на сайте
Читателей: 36 Опыт: 0 Карма: 1
Теги
авель агапэ агрессия адам альтруизм ангелы армия афоризм бад бесконечность бессмертие библия ближний бог болезнь боль брак вампиризм вера видение вина власть влюблённость внушение вов возвращение война воля воспитание восприятие восстание восток враг время выбор геноцид гесс гибель гитлер глаза город грамматика грех греческий гроза дальний дарвин дерсу дети детоксикация джоконда дипломатия добро доверие доказательство долголетие достоевский древо познания дружба духовность душа дьявол евреи европа единство естественность желание женщина жертва живопись животные жизнь зависимость закон запрет здоровье земля зло знание золото зрение иисус христос иммунитет индивидуальность искренность испытание истина история йога каин карма квант китай кладбище классификация коллективизация коммунизм компьютер кошки красота кулинария культура ласточка лекарство леонардо да винчи лес лето листья ложь любовь люди мания маркс марксизм мастерство материя мать медитация медицина мера мертвецы месть метафизика мечта микробы мировоззрение миссия мораль мошенничество мужчина музыка мысль нагота наказание насилие наслаждение настоящее наука национализм неповторимость ницше нравственность обезьяна образ образное мышление образование общение общество она опыт осень открытие отношения отчаяние отшельничество оуланем очищение память парадигма педагогика первичность песня пессимизм печаль питание поведение подсознание политика польша понимание поэзия правда праведность православие предназначение привлекательность привычное пример принц приоритеты природа притча просветление профессия прошлое психиатрия психика психология путешествие путь развитие развлечения разрушение разум рана растения реальность ревность реинкарнация религия родина родители ругательства самоистязание сатанизм свобода секс семья сердце сиамские сила симметрия сионизм скептицизм скрипка слёзы слово смерть смех смысл смысл жизни собака собственность совершенство сон спасение ссср сталин старость статуя стихи страдание страдания стратегия страх суд счастье тайна талмуд творение творчество телепатия тело терпимость техника тишина тора точка g традиция труд убийство удовольствие урбанизация уродство учение фанатизм фашизм физика философия финляндия фольклор фрейд футуризм характер химия христианство целое цензура ценность человек человечество шизофрения эвенки эволюция эвтаназия эгоизм экология экстремизм эмоции эмоция энгельс эпоха эрос эстетика этика этимология юмор язык япония
все 25 Мои друзья